В постели с …

Многие ли из нас, девочек и мальчиков, живущих в паре, готовы признаться себе в том, что человек, с которым мы делим стол и постель, в общем-то, не совсем нам и близок?!

Мы расстаёмся утром, встречаемся вечером, спим вместе, занимаемся сексом, кто-то растит совместных детей,

но наши жизни, связанные казалось бы в одну, идут в разных направлениях.

Эй, математики, такое возможно?

Я не сильна в точных науках, но что-то мне подсказывает, что параллельные линии должны бы устремляться в одну сторону.

Ан нет.

Твои или мои интересы, маленькие и большие победы, поражения, сомнения, тревоги и моменты счастья хотелось бы разделить с казалось бы самым родным человеком.

Но не всегда получается.

Человек хочет чего-то другого от нас, а может и не хочет вообще ничего.

Эту мысль тяжело принять.

И грустно.

И когда ты понимаешь, что рядом с тобой, в твоей жизни, в твоей постели находится фактически посторонний одиночество превращается в абсолют.

Наверное поэтому в век социальных сетей самым близким существом тебе после тебя самого становится телефон. Ну, и конечно же котик, если ты не фанат инстаграмма.

Да, телефон не принесёт лекарство, когда ты болен, и не подаст стакан воды, но и котик ничего такого не сделает.

И в отличие от твоей второй половины, ни котик, ни телефон не отзовутся равнодушием или того хуже возмущённой тирадой на твой восторженный вопль: мои выиграли!

Мне бы хотелось успокоить себя и тебя, сказав, что все можно исправить.

Но ученые доказали, что на определенной высоте совместной жизни кислорода для поддержания этой самой жизни уже нет.

Быть как все

Быть как все.

Нас этому учат с детства.

Нам говорят: ты с соской? Ни у кого больше нет соски.

Ты плачешь? Посмотри, никто не плачет.

Ты еще маленький, тебе нельзя, ты уже большой, ты должен.

Мы никак не попадаем в нужный момент и в нужное состояние.

Кажется, что нами никогда не довольны такими, какие мы есть сейчас.

Нас все время пытаются научить быть не нами.

И это сидит в наших головах, и мы начинаем и собственным детям ломать красоту сегодняшнего состояния, самости, неповторимости дня, месяца жизни, года.

Этих — дня, месяца, года.

Хороший родитель даёт хороший пример для подражания, но нужен ли он вообще, пример?!

Возможно ребёнок — он не про то, чтобы учиться подражать?

Ведь он и так будет копировать окружающих, так может не надо его ещё и заставлять это делать?

Я — это не про равнение на флаг,

ты — не про повтор чужой матрицы;

каждый из нас — набор уникальных качеств.

Искореженных воспитанием.

И дожив до сорока лет, толком и не разобравшись в себе мы пытаемся чему-то учить других.

Я бы хотела задать вопрос, и попросить вас подумать — долго, и ответить — искренне, хотя бы про себя или написать здесь, чтобы мы могли услышать друг друга:

быть не таким как все, не отвечать чужим ожиданиям — это асоциальность или наив, или храбрость?

Я есть Я. I am Me

Жму вашу руку…

Он мне сказал: «Да, ты права, мы не виделись уже двадцать дней, это моя вина! И я в долгу, исправлюсь, обещаю». А потом снова тишина. Фак. Уже сорок дней, как мы не видимся, и я не знаю, заблокировать мне его, или ещё подождать.

Мне хотелось повернуться к говорившей девушке и, улыбнувшись усталой мудрой улыбкой сказать: Дорогая, вы такая красивая, забейте на этого человека. Он не хочет с вами встречаться. Если бы хотел, 40 дней бы не стал ждать.

И, наклонившись, сочувственно сжать ей руку, слегка.

Мы же сёстры в беде.

Но я сдержалась. По-итальянски проявив деликатность.

Вот если бы уметь так разбираться в собственных отношениях, как в чужих, сидя за соседними столиками в кафе!

Если узнали в этой истории кого-то, отправьте им её. Пожимаю вашу руку

Адьёс

Есть фразы, за которые надо привлекать к ответственности.

Представь, в суде, адвокат мельтешит: «Ваша честь, подсудимый не может отвечать за свои слова, он был пьян».

Судья: «За вождение по коммуникациям в нетрезвом виде добавляю ещё полтора года. Уведите осуждённого».

О-па-па.

А? Не хочется?

А наносить урон здоровью?

«Это очень просто»

Да ладно? То есть, если потом ни к черту не получается, либо ты мне соврал, либо я — идиотка?

Что выберем?

Конечно же ты говоришь правду. Всегда.

Как послать за йогуртом в холодильник: он там, на верхней полке.

Да нет там.

Ну ты что, слепая, не видишь? Он же там.

Да нет ничего.

Всё нужно делать самому, сейчас встану достать тебе йогурт, раз сама не видишь. А… и вправду нет. Куда же он делся….

Или вот ещё: «Ты такой солнечный человек» и после этого хочется удариться об стену и исчезнуть. Какой к черту «солнечный».

Переползаешь из одной депрессии в другую.

Но да, ты прав, если я ещё не врезала за вот этот вот бред, что ты несёшь, и улыбаюсь, я ослепнуть какая солнечная.

«Всё будет ок». У меня всё будет ок, если перестанешь говорить мне, что всё будет ок.

Не надо меня подгонять.

Я и сама могу упасть.

С пьедестала.

«Ты только не волнуйся». Не буду. Прибью слегка, и никаких волнений. О чем ты вообще.

Или вот эта: «Ты справишь».

Это что, такой демотиватор?

А если нет, не справлюсь?

Как мне потом смотреть тебе в глаза?

А себе, в зеркале?

Вот в эти покрасневшие от недосыпа глаза солнечного человека, который почему-то не справился, хотя все очень даже просто, твою мать?

Да, добавь мне это чудное: «очень просто», чтобы уж наверняка исключить наши возможные встречи в этой, а заодно и в следующей жизнях.

И это классная идея — ты мне сейчас скажешь по 3 раза все твои хреновые лозунги, и адьёс.

Пока не ввели закон, придётся действовать топорно.

Hi, it’s me

Привет, я Лена. А это — моя жизнь.

А тебя как зовут?

Вот то, что я, и ты, и мы все должны бы говорить друг другу — таким давно знакомым людям время от времени, по поводу и без.

Рискуя сойти за психопатов.

Сними очки, протри их, снова надень и взгляни внимательно на человека, стоящего перед тобой без малого уже …цать лет.

Все ещё стоящего.

Возможно он изменил своё имя, был Сергей, а стал Феникс, или у него выпали и выросли в третий раз зубы, или умерла любимая улитка.

Или он влюбился.

Он стоит, почесывая задумчиво переносицу и ему необходимо рассказать о своем  апдейте.

Но с кем ему поделиться такой важной, а в масштабах истории мира как бы и не очень информацией, если ты, мы его не слышим и не видим сквозь линзы очков, запылившихся усталостью, обидами, разочарованием….. Жизнью, короче говоря.

Он стоит и думает: и ведь примут за ненормального, будут смеяться.

И реально, поначалу это выглядит слегка, ну того, ну ты понимаешь.

Ты смотришь на чувака и думаешь: о чем он, мы же вроде как уже… ё-моё, целая жизнь!

Потом ты включаешься, начинаешь лихорадочно перебирать в мыслях своё барахло: что мне про себя ответить, никаких же новостей….

Хотя нет, есть, вон цацка новая, машинка стиральная сломалась, начали нравится девочки, вот как-то так, внезапно, сын женился, в 3 года, дети пошли, молодые да ранние, ну и да, придётся ложиться на операцию.

Да, операция, ничего особенного, ну что ты плачешь, да все хорошо, плёвое дело. Да не волнуйся так, блин… черт….. вот и сама разревелась… конечно, приходи в больницу навестить….

Нам всем, время от времени бывает что рассказать о нас даже очень близким, живущим рядом.

Подвести итоги.

Открыть новую главу.

Назвать себя по имени.

Но мы этого не делаем.

Не умеем. Не решаемся. Боимся быть смешными.

Это же стыдно — произнести вслух казалось бы очевидные вещи.

Или нет?

 

Про английских мужчин, метро и не только

Часть первая. Ноттинг-Хилл

Никто бы не знал про Ноттинг-Хилл и Портобелло Роад, кроме самих англичан и любителей антиквариата, если бы не милый фильм с Джулией Робертс и Хью Грантом.

В общем-то, я и сама была ни сном, ни духом, чего греха таить. Да и после фильма не особо запаривалась на тему Портобелло, но Полина сказала: пойдём, надо. Полина, она такая: кажется мягкой, нежной, как бы задаёт вопрос: а ты не хочешь пойти, но в этом вопросе таится уже принятое решение. Я признаться не то, чтобы осень люблю, когда мной командуют, но тут про команды вообще не шла речь, делали, как говорила Полина.

И теперь я повторю вам то, что рассказывала она, и что мне поведал мой давний друг Гууугл. Моих-то собственных знаний не хватило бы и на строчку.

Некогда Ноттинг-Хилл был обычным спальным районом, заселённым эмигрантами, не всегда благополучным, драки, поножовщина, бардак, одним словом.

Сейчас жить здесь престижно, цены на домики с цветными стенами подскочили в разы, улицы наводнены туристами, желающими сфотографироваться в магазине Уильяма Тэкера, персонажа Гранта, поесть уличной еды или просто побродить по антикварным лавкам.

Немного про рынок Портобелло Роуд, наверняка вы только из-за него и читаете — он работает по субботам, магазинчики забиты всякой всячиной — старые книги, украшения, сумочки, одежда, ещё то барахло, короче.

Некоторые лавки специализированы на чём-то конкретном, например на часах или металлических пуговицах времён Первой мировой. Вдруг от пальто пуговица потерялась, вот самое то место, чтобы найти замену. 

Можно был бы даже не говорить, но вдруг в вашем мире что-то устроено иначе, нежели в моем — здесь полно китайских и индийских товаров низкого качества, но торговцы стариной не смешиваются с пилигримами с Востока, последние наверное чураются всей этой рухляди, которые вы научились называть «винтаж»,  и обычно отвечают честно на вопрос:

  • Это настоящий ночной горшок королевы Виктории?
  • Йес, мэдэм!

 

Часть вторая. Чайнаманы.

 

Что ты будешь?

Чай.

А покушать?

Чай!

Великолепная традиция англичан упиваться чаем, такая дорогая русскому сердцу не могла пройти мимо блогера-чаёвника и с подачи Полины, ну а кто, как не она, мы запланировали afternoon-tea.

Пить afternoon-tea модно, и хотя это  можно делать и дома, но все серьезные люди должны попробовать tea в престижном заведение хотя бы раз в своей жизни. А лучше ежедневно, чтобы ваша ежемесячная зарплата не показалась вам чрезмерной .

Что такое afternoon tea? Это заваренный в чайнике листовой чай (какие пакетики, о чем вы) на ваш выбор, сопровождаемый ограниченной, не очень или вообще безграничной подачей, в зависимости от заведения, сначала бутербродов (рулетиков, канапе), после солено-сладких булочек, именуемых сконами со взбитыми сливками и джемом, и после пирожных. Ну так, чтобы вам не потерять вашу форму шарика.

Кстати, про сконы — если хотите произвести впечатление на знающего человека, с незнающим лучше не связывайтесь, он подумает, что вы были в булочной, так вот, знающему человеку вы можете обронить невзначай: да, мои так пристрастились, теперь нам привозят каждое утро, конечно из Англии, откуда же ещё. 

Мы выбирали, резервировали, потом отменяли три места afternoon tea, но ни одно из них не было достаточно «special”, в итоге мы решили, что раздувшиеся от переедания тельца это не самое удачное вложение, и порешили ограничиться cream-tea — чаем, к которому подаются те самые сконы, со сливками и мармеладом. Такой, облегчённый вариант. Естественно, в итоге Лена вышла за пределы разумного и взяла в кафе, а мы были к слову в корнуэльском городе Фой сет из булочек, сливок, мармелада, с сыром и салатом впридачу, два килограмма больше, два меньше — чего теперь мелочиться.

Сконы между тем невероятно вкусны! Это не сдобное тесто, но и не обычное для белого батона, оно тяжеловатое, солено-сладкое на вкус и поедается на раз в больших количествах.

Выбор сортов чая, а вы себе чай естественно выбираете, и не из: breakfast, earl gray e green, даже в самой захудалой забегаловке даст фору наипрестижнейшему ресторану Москвы. Про Флоренцию я просто молчу. Молчание, молчание, тщщщ.

Иными словами, если вы собираетесь в Лондон, я вам настоятельно, хотя впрочем, какое мне дело до ваших планов, но все же рекомендую махнуть рукой на фигуру и потратить ваше время-деньги на afternoon или cream tea.

 

Часть третья. Породистые английские джентельмены.

Такого количества высоких мужчин на один квадратный сантиметр, как в Англии я ещё не встречала нигде. Никогда. Ни при каких обстоятельствах. Даже в Германии. Хотя Полина сказала поехать в Голландию, вот там, говорит Полина, места моему больному воображению уже не останется.

И я теперь волнуюсь, ехать ли мне в Голландию, выдержат ли мои слабые нервы и расшатанное здоровье такое испытание, или бог с ним, с ногами…. .

Вернёмся же к англичанам: если сложить все вместе — высокий рост, широкие плечи и поджарый круп, то лицо англичанина уже не будет иметь большого значения. Кто станет смотреть на лицо после всего, что ниже. А зря. К англичанину стоит приглядеться, ибо он недурён, я бы сказала. Это конечно не утонченная красота французов — огромные глаза, чистая кожа, изящные скулы и высокий лоб, а нос, нет, не нос, а носик — у французских юношей носики, у англичан и носы будут пошире, и глаза поменьше, и той скульптурности черт не найдёшь, но невозможно же иметь всё, в конце концов!

Англичанин умеет слушать. Не перебивая. Послушав, он кивает, замолкает на долю секунды чтобы подумать, и затем отвечает. Даже если вы не задавали вопроса, англичанин все равно ответит, ну наверное он считает невежливым оставлять без внимания ваши замечания, какими бы бестолковыми и на каком-бы нескладном английском они ни были.

Речь англичанина лишена сопроводительных жестов, иногда начинает казаться, что перед вами говорящий столб, но как говорящий! Такой размеренно эмоциональной речи вы не услышите больше нигде. Поток слов имеет свои кульминации и спады, возникает впечатление, что какой-то невидимый чревовещатель говорит устами вашего собеседника, и это отнюдь не монолог. На лице — ни движения. Живет один голос.

Симпатичные английские джентельмены обладают ещё одним приятным качеством — они полайт и вежливы. Как и всякий европейский демократичный мужчина, они вряд ли поторопятся уступить вам место в метро или автобусе, однако принимая вас в своём доме, офисе или сердце продемонстрируют максимум уважения — к вашей свободе, вашим желаниям, вашему мнению, и всему, на что вы делаете ставку. Делайте ставки, дамы.

Обратитесь к англичанину за помощью, скажите, что заблудились, или потеряли свою машину — вам начнут помогать искать, находить и находиться, вас проводят, покажут, объяснят, проверят, не потерялись ли вы, отойдя на два шага вернутся, ещё раз все покажут… в общем, ничего личного, вы могли бы быть и столетней старушкой.

А голландцы между тем все не выходят из головы.

 

 

Часть четвёртая и последняя. Андерграунд.

Поговорим немного о метро.

Начну с позитива, так как его будет сильно, но немного: указатели. Здесь практически невозможно пойти «не туда»; указателей туча, они следует на расстоянии вытянутой очень длинной руки с костылем, и частота наводит на размышление, что управляющая компания страдала амнезией или рассчитывала иметь дело с идиотами, что в общем-то и к лучшему — мне, как человеку мягко говоря рассеянному нужно напоминать с частотой 2 раза в секунду: поверни сюда, иди прямо, иди прямо, снова иди прямо, не сворачивай, иди вверх, теперь вниз, куда пошла — вниз иди!

И вот теперь про плохое: вверх-вниз на пересадках. Если ты молод и без багажа, то все ок. Но если ты уставшая девушка с чемоданом и рюкзаком, то шагая по бесконечным лестницам, ты накачаешь бицепсы и мышцы бедра так, что потом спокойно переживешь каникулы своей палестры во Флоренция или куда ты там ходишь.

Сами коридоры метро зачастую узковаты. Долго идя по этой кишке в конце концов начинаешь испытывать паник атак и настойчивые позывы найти туалет. А ещё лучше …. выбраться поскорее из этого чертова метро!

Поезда — такое чувство, что строительная компания не договорилась с управляющей, считавшей всех слегка того, и построила поезда для воспитанных людей, проводящих в метро самые приятные часы своей жизни. Вместо скамеек здесь кресла! Уставшим, беременным и матерям место уступают в основном иностранцы, английские мужчины в метро страдают приступами временной слепоты.

На некоторых остановках путешествующих преследуют две беды: платформа намного ниже поезда, и ты падаешь из вагона, как Алиса в нору, или же расстояние между той самой платформой и поездом будет как раз на хороший прыжок длинноногих высоких англичан. Что довольно-таки унизительно для всех прочих наций. Ну да бог им судья.

Кстати, у них тут какая-то странная история, нет, не с богом, хотя про английского бога тоже очень интересно, а с кондиционерами. Управляющая компания забыла их поставить, а может включить, рассчитывая что никто не заметит. Что вероятно и произошло. Но я-то не местная и с непривычки, заходя в подзёмку каждый раз чувствовала себя курицей в духовке, знаете, той, что сажают задом на бутылку и она медленно стекает на противень.

Впрочем, по сравнению с частыми указателями это все мелочи.

Любовь слепа. Абсолютно. И ещё тупа

Необходимые условия удачной влюбленности — плохое зрение, вот как у меня и никчемная память.

То есть, я конечно вижу, но расплывчато. И запоминаю не лица, а образы.

Я могу вас даже не узнать, если вы будете стоять в тени и на расстоянии трёх шагов. И при каждой новой встречи, сталкиваясь с вами лицом к лицу, я буду удивляться: боже мой, какой красивый человек!

Если вы будете ещё и говорить без остановки, то освободите меня от необходимости понравиться вам, придумывая темы для диалога — молчание женщины уже повод её полюбить, не так ли?

И все же…. в этом есть что-то от надвигающейся катастрофы — мужчины, говорящие без умолку. Даже если они говорят что-то невероятно умное. Даже если они смешны.

Даже если секс будет убедительным. Даже если….

И когда мужчина, поверив в себя, не задумываясь начнёт находить за женщину объяснения ее жизни, чувств, мотиваций никакие плохое зрение и память не спасут влюбленность от дефолта.