Памятка туристу в Италии

Если ты упал, поднимись и иди дальше.
Если ты упал и не можешь идти, ползи.
Если ты упал, не можешь ни идти, ни ползти, жонглируй. Есть надежда, что вокруг тебя соберётся желанная толпа.
Если ты лежишь, не идёшь, не ползёшь и не жонглируешь — помощи не жди.
Ты в Италии.

Если у тебя украли кошелёк, сходи в полицию и изобрази эпилептический припадок; бейся головой об пол, но не сильно.
Есть шанс, что на тебя обратят внимание.

Если у тебя украли кошелёк, но тебе жалко пол/голову, не ходи в полицию.
Пиши родным с просьбой прислать тебе денег.
Полиция тебе не рада. А родные, которым ты задолжал будут с нетерпением ждать твоего возвращения.
Укрепляй семейные связи.

Если ты девочка/девушка/женщина/старушка помни: мужчины тебе улыбаются и говорят «белла» не потому, что ты красива.
Тебе лучше не знать истинную причину. Просто иди своим путём.

Если ты мужчина и тебе улыбаются незнакомые женщины, иди своим путём — они торгуют.
Тебе не нужно знать чем.

Если ты захотел поесть, иди в Макдональдс. Ты испортишь свою карму и отравишь тело, но твой кошелёк будет тебе благодарен.

Если тебе не жалко свой кошелёк, пойди в ресторан, но не верь в гостеприимство улыбчивых итальянских официантов, говорящих с тобой на итальянском, английском, французском. Это албанцы.

Если ты хочешь путешествовать по идеальной Италии, посмотри старые фильмы.
Если ты хочешь путешествовать по настоящей Италии — приезжай сам и ты вспомнишь обо мне.

Возможность моря

Ты любишь море?
Я — да, правда это конечно не река и не лес, но тоже вполне себе сойдёт.
Твоё море далеко?
Мое — близко, достаточно закрыть глаза. Можно и не закрывать, оно все равно там есть.
Есть кресло, есть книга и бокал вина. Окно и море за окном.
Возможность моря важнее самого моря. Для кого-то.
И для меня, иногда.
Возможность моря приятно щекочет и тешит надеждой однажды прогуляться по пляжу. Однажды, когда возникнет желание.
А пока можно просто помечтать.
Ведь море есть. Где-то.

Возможность любви приятнее любви, она обещает не раня.
Ты можешь продумать всё до мелочей: как она выглядит, как она говорит, какой у неё голос, как она будет просыпаться рядом с тобой по утрам, как будет обнимать тебя за плечо, спрашивая: что ты читаешь, милый, как вы будете гулять, держась за руки.
В твоей возможной любви нет места: блять, куда ты дел мою зарядку? Она же лежала здесь! Что это за дом, в котором ничего не найдёшь!
И ты вряд ли будешь представлять себе испачканный дерьмом подгузник и орущего до пяти утра младенца.
Возможность любви подразумевает совсем другое. Что-то мягкое, тёплое, ласковое, и взгляд сияющих глаз, устремлённый только на тебя.

Возможность лучше реальности. Чище, удобнее, спокойнее.
И всё же…

Всё же мне больше нравятся прогулки по лесу⠀

Отправь открытку врагу

Ты сейчас меня пошлёшь, но тебе надо сесть и составить список людей, обидевших тебя до глубины души.
А если ты немного раскинешь мозгом, то поймёшь, что вся эта маленькая толпа оказала тебе большую услугу, выпнув тебя из школы, из универа, из собственной хреновой жизни. А жизнь была однозначно так себе, если в ней больше не осталось места для тебя.

Ты пораскинешь ещё, и до тебя дойдёт: твоими победами ты обязан тем поражениям.

Не реши мама, что нужно текать из Казани, стала бы я чьей-то женой в 20 с небольшим, чьей-то в смысле — «хоть бы чьей, надо торопиться», была бы учительницей музыки, тупеющей от общения с родителями чад, нарожала бы к 30 годам 3 детишек и состарилась бы от забот и быта к 40.
Из праздников для себя — поход раз в месяц в баню и скраб на тело из кофейных жмыхов.

Не было бы ни революционного настроя, ни молодости, ни осознания ценности самой себя как единицы.
Были бы «мы»: мы были в Турции, мы купили новый холодильник, Сергей нас отправил в Крым, Сергей так много работает, приходит за полночь, устаёт. Давно нет секса, да какой секс, столько лет уже вместе и в нашем-то возрасте. Конечно люблю, он же мой муж, и мальчишки его любят…. .
А?!!

Или вот мой профессор в консе: Лена, ну зачем вам красный диплом! В аспирантуру? Лена, ну зачем вам аспирантура!

Если бы не он, так бы мне и терпеть родительское: тебе надо, ты должна, будешь преподавателем, возможно в училище возьмут — папа пойдёт, папа поговорит.
Да я ненавижу преподавание, учить кого-то — как серпом по заду.
Но Анатолий Иосифович мне поставил мозги на место и после консы: адьос, Саратов, адьос чьи-то детишки, не желающие заниматься дома.
Ола, Москва и Алексей Львович Рыбников.

А ты, Паоло, мой дорогой, ты все правильно сделал, решив дать мне свободу от тебя. Не было бы ни романов с удивительными людьми, ни святого Марка, ни смешного Франчика, ни блогерства, ни невероятной свободы, ни Поланского.
Вот на самом деле, все шло к Поланскому, он — венец и смысл.

Я бы сейчас отправила всем вам открытки, но боюсь, те что остались в живых не поймут значения Поланского в моей жизни.

Брак — коктейль Молотова

Я задаюсь вопросом: брак для женщины — это дело статуса, победы над подружками, доказательства самой себе, соперничества с мамой?
Это некое условное ощущение комфорта?!
Поверь мне, его не будет никогда, если тебе нужно выйти замуж, чтобы его получить.

Это мысль: ну, кому я буду нужна в 30-40-50-60-70, вдруг секса захочется?
Кто меня будет трахать?
А муж — вот он, обязан!

Брак — про это? Типа, не отвертится: догнала, прибила тапкой, затащила в постель?
Что есть в браке, чего не может дать сожительство?

Брак — коктейль Молотова из смеси страхов перед собственным будущим с попыткой кого-то обязать быть рядом вечно, пока смерть не разлучит нас?!
Но и там, после смерти, у тебя, чувак нет шансов, на кладбище мест мало и ты будешь снизу.
Всё, как ты хотел.
А, ты хотел при других условиях… .
Ну, извини, опечатались в отделе раздач.

Если бы я могла дать совет, я бы сказала тебе: не женись. Удобства, которые тебе рисуют все, словно сговорились, и родители в том числе, это рекламная кампания уже обжегшихся и тех кто не просек ещё фишку.
Ничего из обещаного в жизни не будет. Всё будет гораздо круче: будет взаимный долг, растущий с каждым днём и годом, будет жуткая усталость от необходимости что-то со всем этим делать, будут взаимные глухота и слепота, а иначе не может быть, ведь как-то надо защищаться от неумолимой близости на самом деле чужого человека.
Ибо все, что не твоё — чужое. Как бы тебе ни хотелось сделать его своим, сблизиться, срастись… . Срастись — это из биологии романтиков, в жизни биология другая — сплошное взаимопоедание.
Ты реально этого хочешь?!
Но ты загнан в угол, и перестал понимать что в чему.

Брак это про любовь? Да, это про любовь. И тот парень, который наотрез отказался жениться на тебе, он тебя, на самом деле любил, как никто другой, как ни одна эгоистичная сволочь, которая потом таки пошла с тобой расписаться без вопросов.
Он спас тебя, твою любовь от того, во что все превращается с годами совместной жизни.
Ты его проклинала, а ведь он тебя любил.

И тот, что женился вопреки чувству самосохранения оравшему в мозгу: надо бежать, надо бежааааать, — он тоже любит, он жалеет, он думает, что если бросит тебя, ты не переживёшь.
Глупыш.
Ты, созданная для того, чтобы рожать, сквозь кровь и боль, и вести во взрослую жизнь маленьких троглодитов, которые однажды забудут день твоего рождения, и не позвонят, и не поздравят, а позвонят через пару недель, чтобы попросить денег, тебя ли может смутить, что какой-то мужик не захотел на тебе жениться?
Ну, неприятно, вон подружки все гораздо хуже и глупее, а уже вышли, но мы соберёмся, хвост расчешем, брови нарастим и погнали себе на охоту.

Детка, не выходи замуж.
А если вышла — побереги свои нервы, тихо уйди оттуда сама.

Детка, если тебе хочется быть замужней женщиной в годах, делай это когда ты уже вырастила десяток детей и прожила десятки историй — вот тогда, никому ничего не должная, ни от кого ничего не ждущая ты, возможно, сможешь подарить одинокому страннику слабую надежду на фиалку.

Маски долой!

Те, кто меня не знает могут дальше не читать, те, кто уже знает, в общем-то тоже.
Короче, настала пора взглянуть правде в лицо: я не очень общительный человек. Если есть выбор общаться или нет, ясное дело, я выберу второй вариант.

Но я понимаю, что жить среди людей придётся ещё какое-то время, и они могут мне быть полезны, неважно для чего, хотя бы чтобы обняться, когда мне изредка хочется это сделать. Поэтому осознав в какой-то момент собственную асоциальность я начала проводить работу над собой.
В чем она заключалась, да и заключается… ну, например, я спрашиваю у недавно родившей женщины: как прошли роды? Ты довольна акушеркой/больницей? Какой был вес у малыша? Ты долго восстанавливалась?
Вся эта информация, как ты понимаешь, мне абсолютно не нужна, даже если мы давно знакомы с роженицей. Но я догадываюсь, что ей важно все это слышать. Я же не зверь.

Или вот: как себя чувствует твой сын? Ему лучше? Температура? Высокая? Что даёшь?

Опять же, чужие дети, как и дети в принципе меня не сильно интересуют, я вообще child-free, мне со взрослыми-то не всегда есть о чем to talk, а уж про детей и говорить нечего, но ведь тебе хочется услышать вопрос о чадах и поговорить… .
Во-первых, ты так затратилась уже на их взращивание, что нужна некая компенсация от окружающих, от детей-то она вряд ли когда будет, тут ты всегда в проигрыше. А вот посторонний человек, это да, вполне подходит.
Ну, и во-вторых, говорить о питомце или ребёнке, это как ходить вместе курить, некий ритуал единения. Даже если никто из присутствующих не курит, когда остаётся один.

Есть люди, с которыми меня связывают годы общения, и которые ко мне хорошо относятся, уж я и не знаю, почему. Ребята, что я делаю не так, почему вы ещё не махнули на меня рукой?
Так вот, с ними и проще, и сложнее. Одними вопросами дело не обойдётся, ответы нужно запоминать. С памятью у меня проблемы, я собственные дела на завтра и на неделю, и на год вперёд расписываю буквально пошагово, что уж тут говорить об операции, которая у тебя была пять лет назад. Но опять же, в особо важных случаях я отмечаю в notes дату или имя.
И то, и другое нет смысла, это слишком для моего отягощённого алкоголем и годами мозга.

Я вижу по твоему лицу, что ты хочешь встать и выйти, ты прав, так будет лучше. Ничего хорошего дальше ты все равно не услышишь.
Как это ни странно, некоторых людей я люблю. В основном на расстоянии. Когда они приближаются мне становится тяжело их любить.
И все же, именно с ними я достигла высшего пилотажа — я помню даты дней рождений и прилагаю усилия, чтобы поздравить вовремя, или хотя бы на следующий день, количество детей, если они есть, живы ли родители и разновидности питомцев. Я даже не записываю эту информацию.
Видишь, я превзошла себя.

Все ещё читаешь? Да, я знаю, об этом говорить не принято, но, как ты понимаешь мне особо и не важно, что подумает кто-то о моей мотивации, главное, что я задаю все эти вопросы и мы можем говорить на интересующую тебя тему.

А теперь иди сюда малыш, обними меня.

Сигналы

Когда ты в детстве мечтал работать в разведке, ты даже представить себе не мог, как ты близок к реальности.
Даже если быть шпионом по факту тебе не пришлось и никакая спецслужба не заплатила тебе ни рубля.

Вся твоя жизнь — это фильм, в котором ты играешь всех — героя, антигероя, девушку героя, парня героя.
Ты та чувиха на прослушке, ты главный босс, лица которого никто не видел и ты отдел по дешифровке.

С рождени до смерти ты обречён разгадывать сигналы.

Будь ты собакой, сигналами бы дело и обошлось.
Но ты маленький человек — Мария, Сергей и тебе предстоит разгадывать абсолютно всё: взгляды, слова, пожатия рук, секс: к чему был этот секс? О чем мне хотели сказать? А то сообщение?

Твоя беда в тебе самом. Иногда ты говоришь себе: все очень просто, я охрененный чувак и меня хотят.
Вон как на меня смотрят.
И ты fall. На следующий уровень ты не проходишь.

Ты говоришь себе: он мне пишет такие сообщения. Я ему нравлюсь.
И ты просчитываешь все ближайшие встречи, вплоть до бритья ног и цвета трусиков. Которые никто не увидит.
Он вообще тебе не об этом писал.
Ты огорчилась? А зря. Надо учиться отключать эмоции при дешифровке.

Если бы ты сидел в соответствующем отделе спецслужбы Магу-Бунги тебя бы уволили. Или посадили.
За провал спецоперации.

Считай, что тебе крупно повезло. Тюрьма в Магу-Бунга не для таких нежных штучек.

Простить — не простить?!

Воспитание даёт о себе знать. Едва возникает вопрос: простить или нет, как из мрака подсознания, как черт из табакерки выскакивает чувак, отдаленно смахивающий на лидермена из детской библии и грозит пальцем. Выскакивает, даже если ты закоренелый атеист — не прощать нас не учили.

Нас учили быть вежливыми, переводить бабушек через дорогу, пусть это вовсе и не бабушка, и дороги нет, и переходить вроде как бы и не надо; а еще нас учили, что у всех есть право на ошибку.

И это правда. У всех. И у нас с тобой тоже.
У нас есть право простить и ошибиться, ведь простив мы не извлекаем урока сами и не даём тому, другому понять какую адовую хрень он творит.

Одна ошибка порождает другую, и не одну.

Тебе больно? Мне — нет.
Потому-что чужая боль ничему не учит.
Ты можешь рассказать о том, как тебе обидно, неприятно, тяжело. Но это всё будут слова.
Не всяк тебя как ты поймёт.

Только пережив боль сам, причиняющий боль опомнится, возможно, и то, если это сознательный человек.

Ок, ну давай простим. И что дальше? Михаил Лабковский советует говорить обидчику своё «фе», порезав его на кусочки, разжевав как следует и положив буквально в рот. Разжевав «фе», хотя можно и обидчика.

По мне, так это всё бесполезно.
Но если хочется, говори на здоровье.
А то ты молча надуешься, и никто и не почешется.
Походишь, ожидая что тебя спросят: а ты что, обиделся?
Ты уже и речь ответную приготовил, а никто не спрашивают.
В итоге тебя ветерком обдует и вроде как и отлегло.
А речь хорошая была, жаль всё-таки. Поэтому лучше говорить всё.

Но одними словами дело не делается. Дело делается активом, ответом, соразмерным причинённому ущербу.
Дали пощечину, а ты сразу бей наотмашь, и обеими руками. Можно и ногами.
Обозвали тебя придурком, а ты слух распускай, что твой обидчик с рождения числится в не столь отдалённом заведении.
Иными словами, к ответу нужно подходить индивидуально.
Ведь если ты пошлёшь нахуй матершинника, ты вряд ли его сильно потрясёшь: «Боже мой, какое огорчение!».

Проблема с обижающими нас в том, что если нас что-то цепляет, значит мы завязаны на этом человеке.
А если завязаны, велика вероятность, что тот другой будет всегда на шаг впереди. И наши ответы, наши подготовленные речи и сжатые кулаки ему не страшны.

Так как быть? Ты знаешь? Я — нет. Каждый раз приходится всё проходить с начала.
Каждое прощение — это новое уравнение.
Каждый раз прощение — опыт двоих.
Советчикам тут не место: ни чуваку из табакерки, ни лучшему другу.
Невозможно советовать как быть с другим человеком.
Но можно попытаться начать что-то делать с собой. И самый лучший вариант — переключить внимание с того, другого — на себя.
Хочешь запариться на чужую мотивацию — валяй, лишнее упражнение для мозга не помешает, но вот только не надо примерять это все на себя: нас обижают не потому, что мы плохие.