Сбиты прицелы?!

 

Вот ты живёшь себе, живёшь, и однажды наступает момент, когда весь твой предыдущий опыт оказывается бесполезным, как использованный бумажный платок.

Ты учился, нарабатывал приемы и уловки, выстраивал систему ценностей, и все это на собственном, с трудом и упорством нажитом опыте, и вот, бах, всё рушится, система уже и не система, толку от нее — только звук произнесённых речей, ветер унёс и нет.

И ты стоишь, и понимаешь…..

Что? Что ты понял о себе и мире?

Опыт был так себе, полное дерьмо? Жизнь прожита зря?

Ты идиот, и делал неправильные выводы?

Что ты понимаешь, стоя перед обломками привычек, манков, планов на будущее?

Я — планировщик. Без плана на день, неделю, месяц мне жизнь не в радость.

Открывая заметки в телефоне, я испытываю оргазм, предвкушая как буду расписывать свои поездки, встречи, по часам и минутам.

И все шло хорошо, уже …цать лет, пока мама не заболела, пока не оказалась в больнице.

И вот мой уютный распланированный мир разбился вдребезги о хаос её болезни.

Я не могу больше ничего планировать!

Ни своё, ни чужое здоровье, ни свои поездки, ни….

Мои жизненные навыки утратили гибкость, застыли подобно каплям воды на морозе и рассыпались на миллиарды снежинок, их НИКАК не использовать.

Осталась воля, но и она бессмысленна, ибо ее не на что направить.

Действенность больше не нужна.

Настал момент переосмысливать и меняться.

Развод по-черепашьи

В австрийском зоопарке черепахи, прожившие вместе 115 лет расстались.
Самка Биби сказала твёрдое «нет», и самцу Полди пришлось принять горькую правду и смириться.
Работники зоопарка тешут себя надеждой, что бывших влюблённых удастся помирить.

Теперь вопрос: НА ХЕРА!!!!
Ну, не заладилось, со всяким бывает, вон сколько звездных пар разошлось, а они прожили значительно меньше, груз обид несравним, это вам не 115 лет терпеть одно и то же нытьё:
я у тебя был не первым, ты съела мой лист салата, где моя миска с водой.

И так медленно, растягивая слова: тыыыссссъеееллллаааааааамоооооооооооиииисттттаааасаааалллаааатаааа.

Да не только что расстаться, странно что она его не загрызла.
На самом деле, пыталась, откусила ему край панциря, но его отбили опять те же сотрудники зоопарка.
Вот не идиоты?
Она видеть бывшего мужа не может, шипит.
Надо, как достал!

Спрашивается, зачем пытаться склеить разбитую чашку?
Моя бабуля, пусть земля ей будет пухом в силу некоторой скаредности никогда ничего не выбрасывала, и вот как раз склеивала всякие разбитые предметы, достигнув в этом деле совершенства; по форме предметы становились практически как новые, но смотреть на них было малоприятно, а в руки брать элементарно страшно.
Про использование я вообще закроюсь.

Зачем сохранять то, что разбито?
С чашками то же, что и с жизнью.
Всё хочется думать, что степень деструкции обратима.

Ручка отбилась — приклеим, муж бьет — ну ничего, надо с ним поговорить, к психологу сходить.
Пополам треснула чашка — ничего, сейчас запаяем, поставим на полочку.
Все друг другу изменили, отдых поодиночке, из общих интересов — унитаз в туалете — а всё лучше, чем одному, ну и к родным поехать, тоже как бы в паре.

Блять, в пыль разбилась чашка… что делать, уже не склеишь, но жаль выбрасывать, любимая, положим в коробочку, поставим в дальний угол..

Брак — коктейль Молотова

Я задаюсь вопросом: брак для женщины — это дело статуса, победы над подружками, доказательства самой себе, соперничества с мамой?
Это некое условное ощущение комфорта?!
Поверь мне, его не будет никогда, если тебе нужно выйти замуж, чтобы его получить.

Это мысль: ну, кому я буду нужна в 30-40-50-60-70, вдруг секса захочется?
Кто меня будет трахать?
А муж — вот он, обязан!

Брак — про это? Типа, не отвертится: догнала, прибила тапкой, затащила в постель?
Что есть в браке, чего не может дать сожительство?

Брак — коктейль Молотова из смеси страхов перед собственным будущим с попыткой кого-то обязать быть рядом вечно, пока смерть не разлучит нас?!
Но и там, после смерти, у тебя, чувак нет шансов, на кладбище мест мало и ты будешь снизу.
Всё, как ты хотел.
А, ты хотел при других условиях… .
Ну, извини, опечатались в отделе раздач.

Если бы я могла дать совет, я бы сказала тебе: не женись. Удобства, которые тебе рисуют все, словно сговорились, и родители в том числе, это рекламная кампания уже обжегшихся и тех кто не просек ещё фишку.
Ничего из обещаного в жизни не будет. Всё будет гораздо круче: будет взаимный долг, растущий с каждым днём и годом, будет жуткая усталость от необходимости что-то со всем этим делать, будут взаимные глухота и слепота, а иначе не может быть, ведь как-то надо защищаться от неумолимой близости на самом деле чужого человека.
Ибо все, что не твоё — чужое. Как бы тебе ни хотелось сделать его своим, сблизиться, срастись… . Срастись — это из биологии романтиков, в жизни биология другая — сплошное взаимопоедание.
Ты реально этого хочешь?!
Но ты загнан в угол, и перестал понимать что в чему.

Брак это про любовь? Да, это про любовь. И тот парень, который наотрез отказался жениться на тебе, он тебя, на самом деле любил, как никто другой, как ни одна эгоистичная сволочь, которая потом таки пошла с тобой расписаться без вопросов.
Он спас тебя, твою любовь от того, во что все превращается с годами совместной жизни.
Ты его проклинала, а ведь он тебя любил.

И тот, что женился вопреки чувству самосохранения оравшему в мозгу: надо бежать, надо бежааааать, — он тоже любит, он жалеет, он думает, что если бросит тебя, ты не переживёшь.
Глупыш.
Ты, созданная для того, чтобы рожать, сквозь кровь и боль, и вести во взрослую жизнь маленьких троглодитов, которые однажды забудут день твоего рождения, и не позвонят, и не поздравят, а позвонят через пару недель, чтобы попросить денег, тебя ли может смутить, что какой-то мужик не захотел на тебе жениться?
Ну, неприятно, вон подружки все гораздо хуже и глупее, а уже вышли, но мы соберёмся, хвост расчешем, брови нарастим и погнали себе на охоту.

Детка, не выходи замуж.
А если вышла — побереги свои нервы, тихо уйди оттуда сама.

Детка, если тебе хочется быть замужней женщиной в годах, делай это когда ты уже вырастила десяток детей и прожила десятки историй — вот тогда, никому ничего не должная, ни от кого ничего не ждущая ты, возможно, сможешь подарить одинокому страннику слабую надежду на фиалку.

А чё не Николь?!

Когда кто-нибудь сравнивает тебя с известной личностью, я почти уверена, этот человек не хочет тебя обидеть.

Ну, если только тебе не говорят: да ты настоящая Мессалина. И то, возможно имелась в виду Чиччолина, или кто-нибудь ещё из Италии.

Я догадываюсь, что тебе даже хотели сделать комплимент, кто ж знал, что ты не любишь итальянские имена. 

А может человек реально плохо знаком с историей и ему все одно, что Муссолини, что Мессалина. Типа, известные персонажи, а чем — кому какое дело. 

И ты сама виновата, что знаешь много лишнего.

И я готова даже согласиться, что сравнивающий делает это от чистого сердца, находя в твоём лице любимые с детства черты или же просто стараясь сказать что-то приятное. И если ты не способна позитивно оценить это сравнение, так это же ты социопат и зануда.

Короче, после того, как знакомые и не очень люди сравнили меня последовательно с: Николь Кидман, Инной Чуриковой, Роберто Бениньи и «вот та актриса, как ее, ну ты знаешь, очень похожи», я подумала, что пора закрывать лавочку. Только пока не знаю как.

То есть, сделать что-то с человеком, желающим доставить мне удовольствие, пусть даже против моей воли неловко. Ну не бить же за сравнение с Николь, особенно если это пишут в Инстаграмме и лично незнакомые мне люди.

Посылать вежливо нахуй тоже неудобно, хотя скоро придётся уже начать это делать: Кто, Николь? Да пошёл ты! Не Николь? Да пошёл ты дважды, тварь, не Николь я, оказывается, он решил, видишь ли, что не дотягиваю. Да ты на себя посмотри, урод!

Поменять внешность я не планирую — всегда есть риск вляпаться в уже существующий образ.

И что делать? Можно пытаться ставить в неловкое положение сравнивающего: «правда похожа? надо же, а говорят, что ещё та тварь, жадная, избивает всех сожителей и конкуренток».

Каково будет, а?

Но я не до такой степени находчива.

Мне тут пришла в голову идея прикинуться глухой и не в теме:  Ты похожа на Николь Кидман. Слышишь? Ты по-хо-жа на Ни-Коль Киддд-маааан!

Н-а Н-и-к-о-л-ьььььь!

Есть шанс, что дело, хоть медленно, но пойдёт.

Маски долой!

Те, кто меня не знает могут дальше не читать, те, кто уже знает, в общем-то тоже.
Короче, настала пора взглянуть правде в лицо: я не очень общительный человек. Если есть выбор общаться или нет, ясное дело, я выберу второй вариант.

Но я понимаю, что жить среди людей придётся ещё какое-то время, и они могут мне быть полезны, неважно для чего, хотя бы чтобы обняться, когда мне изредка хочется это сделать. Поэтому осознав в какой-то момент собственную асоциальность я начала проводить работу над собой.
В чем она заключалась, да и заключается… ну, например, я спрашиваю у недавно родившей женщины: как прошли роды? Ты довольна акушеркой/больницей? Какой был вес у малыша? Ты долго восстанавливалась?
Вся эта информация, как ты понимаешь, мне абсолютно не нужна, даже если мы давно знакомы с роженицей. Но я догадываюсь, что ей важно все это слышать. Я же не зверь.

Или вот: как себя чувствует твой сын? Ему лучше? Температура? Высокая? Что даёшь?

Опять же, чужие дети, как и дети в принципе меня не сильно интересуют, я вообще child-free, мне со взрослыми-то не всегда есть о чем to talk, а уж про детей и говорить нечего, но ведь тебе хочется услышать вопрос о чадах и поговорить… .
Во-первых, ты так затратилась уже на их взращивание, что нужна некая компенсация от окружающих, от детей-то она вряд ли когда будет, тут ты всегда в проигрыше. А вот посторонний человек, это да, вполне подходит.
Ну, и во-вторых, говорить о питомце или ребёнке, это как ходить вместе курить, некий ритуал единения. Даже если никто из присутствующих не курит, когда остаётся один.

Есть люди, с которыми меня связывают годы общения, и которые ко мне хорошо относятся, уж я и не знаю, почему. Ребята, что я делаю не так, почему вы ещё не махнули на меня рукой?
Так вот, с ними и проще, и сложнее. Одними вопросами дело не обойдётся, ответы нужно запоминать. С памятью у меня проблемы, я собственные дела на завтра и на неделю, и на год вперёд расписываю буквально пошагово, что уж тут говорить об операции, которая у тебя была пять лет назад. Но опять же, в особо важных случаях я отмечаю в notes дату или имя.
И то, и другое нет смысла, это слишком для моего отягощённого алкоголем и годами мозга.

Я вижу по твоему лицу, что ты хочешь встать и выйти, ты прав, так будет лучше. Ничего хорошего дальше ты все равно не услышишь.
Как это ни странно, некоторых людей я люблю. В основном на расстоянии. Когда они приближаются мне становится тяжело их любить.
И все же, именно с ними я достигла высшего пилотажа — я помню даты дней рождений и прилагаю усилия, чтобы поздравить вовремя, или хотя бы на следующий день, количество детей, если они есть, живы ли родители и разновидности питомцев. Я даже не записываю эту информацию.
Видишь, я превзошла себя.

Все ещё читаешь? Да, я знаю, об этом говорить не принято, но, как ты понимаешь мне особо и не важно, что подумает кто-то о моей мотивации, главное, что я задаю все эти вопросы и мы можем говорить на интересующую тебя тему.

А теперь иди сюда малыш, обними меня.

Сигналы

Когда ты в детстве мечтал работать в разведке, ты даже представить себе не мог, как ты близок к реальности.
Даже если быть шпионом по факту тебе не пришлось и никакая спецслужба не заплатила тебе ни рубля.

Вся твоя жизнь — это фильм, в котором ты играешь всех — героя, антигероя, девушку героя, парня героя.
Ты та чувиха на прослушке, ты главный босс, лица которого никто не видел и ты отдел по дешифровке.

С рождени до смерти ты обречён разгадывать сигналы.

Будь ты собакой, сигналами бы дело и обошлось.
Но ты маленький человек — Мария, Сергей и тебе предстоит разгадывать абсолютно всё: взгляды, слова, пожатия рук, секс: к чему был этот секс? О чем мне хотели сказать? А то сообщение?

Твоя беда в тебе самом. Иногда ты говоришь себе: все очень просто, я охрененный чувак и меня хотят.
Вон как на меня смотрят.
И ты fall. На следующий уровень ты не проходишь.

Ты говоришь себе: он мне пишет такие сообщения. Я ему нравлюсь.
И ты просчитываешь все ближайшие встречи, вплоть до бритья ног и цвета трусиков. Которые никто не увидит.
Он вообще тебе не об этом писал.
Ты огорчилась? А зря. Надо учиться отключать эмоции при дешифровке.

Если бы ты сидел в соответствующем отделе спецслужбы Магу-Бунги тебя бы уволили. Или посадили.
За провал спецоперации.

Считай, что тебе крупно повезло. Тюрьма в Магу-Бунга не для таких нежных штучек.

Простить — не простить?!

Воспитание даёт о себе знать. Едва возникает вопрос: простить или нет, как из мрака подсознания, как черт из табакерки выскакивает чувак, отдаленно смахивающий на лидермена из детской библии и грозит пальцем. Выскакивает, даже если ты закоренелый атеист — не прощать нас не учили.

Нас учили быть вежливыми, переводить бабушек через дорогу, пусть это вовсе и не бабушка, и дороги нет, и переходить вроде как бы и не надо; а еще нас учили, что у всех есть право на ошибку.

И это правда. У всех. И у нас с тобой тоже.
У нас есть право простить и ошибиться, ведь простив мы не извлекаем урока сами и не даём тому, другому понять какую адовую хрень он творит.

Одна ошибка порождает другую, и не одну.

Тебе больно? Мне — нет.
Потому-что чужая боль ничему не учит.
Ты можешь рассказать о том, как тебе обидно, неприятно, тяжело. Но это всё будут слова.
Не всяк тебя как ты поймёт.

Только пережив боль сам, причиняющий боль опомнится, возможно, и то, если это сознательный человек.

Ок, ну давай простим. И что дальше? Михаил Лабковский советует говорить обидчику своё «фе», порезав его на кусочки, разжевав как следует и положив буквально в рот. Разжевав «фе», хотя можно и обидчика.

По мне, так это всё бесполезно.
Но если хочется, говори на здоровье.
А то ты молча надуешься, и никто и не почешется.
Походишь, ожидая что тебя спросят: а ты что, обиделся?
Ты уже и речь ответную приготовил, а никто не спрашивают.
В итоге тебя ветерком обдует и вроде как и отлегло.
А речь хорошая была, жаль всё-таки. Поэтому лучше говорить всё.

Но одними словами дело не делается. Дело делается активом, ответом, соразмерным причинённому ущербу.
Дали пощечину, а ты сразу бей наотмашь, и обеими руками. Можно и ногами.
Обозвали тебя придурком, а ты слух распускай, что твой обидчик с рождения числится в не столь отдалённом заведении.
Иными словами, к ответу нужно подходить индивидуально.
Ведь если ты пошлёшь нахуй матершинника, ты вряд ли его сильно потрясёшь: «Боже мой, какое огорчение!».

Проблема с обижающими нас в том, что если нас что-то цепляет, значит мы завязаны на этом человеке.
А если завязаны, велика вероятность, что тот другой будет всегда на шаг впереди. И наши ответы, наши подготовленные речи и сжатые кулаки ему не страшны.

Так как быть? Ты знаешь? Я — нет. Каждый раз приходится всё проходить с начала.
Каждое прощение — это новое уравнение.
Каждый раз прощение — опыт двоих.
Советчикам тут не место: ни чуваку из табакерки, ни лучшему другу.
Невозможно советовать как быть с другим человеком.
Но можно попытаться начать что-то делать с собой. И самый лучший вариант — переключить внимание с того, другого — на себя.
Хочешь запариться на чужую мотивацию — валяй, лишнее упражнение для мозга не помешает, но вот только не надо примерять это все на себя: нас обижают не потому, что мы плохие.